карта сайта Жуковская ГКБ

Борис Пугачев: «Мне в жизни повезло»

Он  -  хирург от бога, так говорят о нем окружающие. А больные поясняют: «Очень человечный и профессиональный. И спасает, и советует, и заведует»

Он - хирург от бога, так говорят о нем окружающие. А больные поясняют: «Очень человечный и профессиональный. И спасает, и советует, и заведует»

Знакомьтесь: Борис Борисович Пугачев, заведующий 1-м хирургическим отделением городской клинической больницы, депутат Совета депутатов г. Жуковского от 5-го избирательного округа, член комиссии по вопросам здравоохранения, спорта и социальной политики.

- Борис Борисович, какие про­блемы вам удается решать в Совете депутатов?

- В городском собрании я работаю второй созыв. В нынешнем - вхожу в комиссию, в компетенции которой вопросы и молодежной политики, и спорта, и здравоохранения. В основ­ном, это приобретение аппаратуры, инструментария, оборудования. К примеру, на днях поднимался вопрос обеспечения медикаментами льгот­ной категории граждан. Депутатство - общественная нагрузка, которая забирает достаточное количество времени. Мы общаемся с разными людьми. Вопросы разные, ответы тоже. И они не всегда всех устраива­ют. Всегда находятся люди, которым что-то не нравится. Как, впрочем, и в любой другой деятельности, затра­гивающей интересы большого коли­чества граждан…

- Как отразилась модернизация больницы на вашем отделении?

- Для начала сделан ремонт, и больные говорят, что им здесь при­ятно находиться. Модернизации включает замену оборудования. Составлена заявка до 2015 года на новое оборудование взамен уста­ревшего, износившегося - и опера­ционные столы, и хирургические стойки, и коагуляторы, аппараты для ультразвуковой диагностики. Но это только начало. Модернизация про­должается.

- Ваше отделение испытывает дефицит кадров?

- Да, конечно. К примеру, пять дней у нас в отделении не было ни одной санитарки. Все уволились - не выдержали нагрузку. Сейчас нако­нец-то пришла одна санитарка, которая обслуживает весь этаж и получает за свою работу 12 тысяч рублей…

Мы, кстати, испытываем и дефи­цит медсестер, которые, заканчивая колледж, предпочитают трудо­устраиваться в Москве, где зарплаты в разы больше. Те же, кто остается, просто достойны уважения. Работа у нас очень сложная - 1200 операций за год (практически по четыре опера­ции каждый день).

Но, к сожалению, кадровую про­блему я решить не могу. Она решает­ся на уровне государства увеличени­ем зарплаты или предоставлением жилья.

- С какими болезнями к вам попадают пациенты?

- Перечисление займет часа пол­тора. Это и язвенные болезни желуд­ка, и раки желудка, толстой кишки, поджелудочной железы, желчнока­менная болезнь, всевозможные грыжи с сетками и без сеток, экстренная хирургия - ножевые и огнестрельные ранения, разрывы органов - селезенок, почек. Между прочим, если речь идет о брюшной полости, делаем малоинвазивные операции (через проколы под кон­тролем ультразвука и рентгена). А в общем, диапазон заболеваний очень большой, начиная от доброкаче­ственных образований на коже.

- Говорят, что самая безобид­ная операция - это аппендицит. А вот, к примеру, рак желудка - оперируй не оперируй, это уже приговор…

- Легких операций не бывает. Уми­рают и от аппендицита, и отхолецис­тита, от простых, казалось бы, опе­раций. Иногда удаление занозы может закончиться ампутацией руки.

Рак - не приговор. Это диагноз, как и в случае других болезней. Печально, когда больные сами себе выносят приговор. А случается это только по незнанию.

У меня есть пациентка, которую я оперировал 25 лет назад по поводу рака желудка, до сих пор приходит, здоровается. Она вовремя обрати­лась. Надо приходить к врачу не за три часа до смерти, а за три года до болезни. В этом вся проблема, кото­рая во многом обусловлена кадро­вым дефицитом. В поликлиниках не хватает врачей, которые могли бы вдумчиво разговаривать с больны­ми, и на прием отводится всего лишь пять минут. К нам часто попадают больные с запущенной формой. Надо прислушиваться к своим ощу­щениям, и если вдруг появились сла­бость, черный стул, тошнота, рвота, лучше пойти к доктору. Не надо тянуть до последнего. Очень много больных живет после резекции желудка. У меня по поводу рака желудка оперируется порядка 50-60 человек в год. Но зачастую люди при­ходят, когда операцию делать уже поздно, спустя полтора-два года, как заболели.

- Как вы относитесь к лечебно­му голоданию, сыроедению, дие­там, постам?

- Никак. Это не моя епархия. Если человек хочет голодать, пусть голо­дает. К нам попадают люди и после сыроедения и после голодания и после того, как после поста начинают разговляться. Обостряются холецис­титы, панкреатиты, язвы и прочие «болячки». Неделя, а то и две после Пасхи у нас боевые. Мы даже заказы­ваем на неделю после Пасхи специ­фические медикаменты.

- Скажите, врачом-хирургом вы стали потому, что ваша мама была медиком?

- Можно сказать, что так. Поступил в институт, шесть лет занимался травматологией и параллельно хирургией. В хирургии мне повезло с наставниками, поэтому здесь и остался. Мне всегда везло с настав­никами, начиная с первого курса института.

- Известно, что хирурги, в сред­нем, живут лет по 60-65, это одна из самых вредных профессий. Не было ли желания ее поменять?

- Нет, даже в 90-ые годы. Если бы меня что-то не устраивало, я бы давно ушел.

- Что вам больше всего не нра­вится в вашей работе?

- Хамство, с которым часто прихо­дится сталкиваться. Пьяные пациен­ты в приемном покое обижают и средний медперсонал, и врачей. К нам попадают все: и бомжи, и руко­водящий состав. Любопытно, но «крутые» и богатые, как правило, ведут себя вежливее остальных.

- У вас в перевязочной сплош­ной поток пациентов. Наверное, непросто выдержать такую нагрузку. Как вы снимаете напря­жение?

- Я веду довольно активный образ жизни. Занимаюсь трофи-рейдом (преодолением бездорожья на вне­дорожниках), летаю на самолете, в феврале сам поднялся наверх на Як-52 и сделал несколько фигур высше­го пилотажа (бочку, фиксированную бочку, петлю Нестерова), летаю на парапланах, больше 30 лет стою на горных лыжах, занимаюсь водным, горным туризмом, прошел все горы, которые есть в бывшем Советском Союзе - Средняя Азия, Большой Кавказ, Малый Кавказ, Грузия, Сванетия, Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и т.д. Мы вме­сте с женой занимались альпиниз­мом, а сейчас всей семьей встали на горные лыжи.

- А что вы считаете своим наи­высшим жизненным достижени­ем?

- Это мои ученики, которые стали очень неплохими хирургами. Среди них Владимир Андреевич Николь­ский, заведующий отделением сер­дечно-сосудистой хирургии, он мой ученик со второго курса, Евгений Николаевич Добромыслов, замести­тель главного врача по хирургии, Сергей Викторович Антипенков. Горжусь и своим сыном - Алексей Борисович Пугачев, подающий надежды хирург. Он работает у меня в отделении. Что касается личной жизни, у меня прекрасная семья дети, внучка, великолепная жена. Мне в жизни повезло.

ДОСЬЕ «ГСН»: Борис Борисович Пугачев родился 17 июля 1962 в поселке Томилино Люберец­кого района. Мама работает медсестрой на «Скорой помощи», отец - инженер. В 1985 году окончил 1-й Московский меди­цинский институт им. Н.А. Сеченова. В больнице работает с 1979 сначала санита­ром приемного покоя, затем фельдшером «Скорой помощи», врачом-хирургом и заведующим отделения. Хирург высшей категории.

Женат, двое детей, внучка. Сын прохо­дит интернатуру в 1-ом хирургическом отделении ГКБ Жуковского, дочь - юрист.

источник: Елена ГЛЕБОВА, Городская служба новостей

дата публикации: 03.06.2013